Как долго человек может находиться в реанимации

Вижу по несколько смертей каждую смену: рассказ медсестры реанимации

Как долго человек может находиться в реанимации

Работаю в реанимации 2,5 года. Реанимационная сестра должна уметь делать всё и делать это супер быстро. Если вдруг у кого-то резко ухудшилось состояние или произошла клиническая смерть, к примеру, всегда можно отвезти пациента в реанимацию, там разберутся.

Пациенты, которые к нам поступают делятся на больных с кардиологическими болезнями, больных с болезнями лёгких, больных после серьезных операций и, наши любимчики, наркоманы, алкаши и бомжи.

Сестры и врачи из других отделений даже не пытаются спасать своих пациентов в отделениях. Они просто привозят их к нам. Не делают сердечно-легочную реанимацию, хотя должны, и драгоценное время всегда потеряно.

Так же к нам привозят больных, которые уже лежат в больнице, но в других плановых отделения и их состояние резко ухудшилось.

Бывает к нам привозят уже мертвых людей, чтобы мы их оформили и по документам человек умер в реанимации, так как пациент в отделении или на операционном столе умереть не может. Никак.

Иногда поступают школьники 15-16 лет, которые употребили наркотики и случился передоз, или они просто стали неуправляемыми.

Для меня самый необычный и в то же время самый возмутительный случай был, когда бабушке нашего главного врача стало скучно и одиноко дома, поэтому она решила лечь к внуку в больницу по блату, чтобы за ней ухаживали и вели светские беседы. Но она была не одна, а с двумя собаками. Так и лежала у нас две недели, в палате реанимации. Она, а по бокам две собачки: шпиц и чихуахуа. Нас ещё заставили этих собак выгуливать.

Пациенты после наркоза могут быть очень агрессивными, потому что не понимают где они, и почему тут оказались. В таких ситуациях применяем силу, конечно. Мы их не бьём, естественно, но очень грубо заламываем и привязываем к кроватям, потому что они вредят себе, в первую очередь. За мое время работы черту в плане физической силы никто не переходил.

Черту можно перейти и по-другому.

Например, когда один медбрат из другого отделения снял на видео мальчишку-школьника 15 лет, который к нам поступил под наркотой и всячески кричал, нёс всякий бред, что забавляло и смешило сотрудников.

Это видео попало в сеть. Вся его школа узнала о том, как он провел летние каникулы в реанимации. Сотрудника не наказали, так как не было прямых доказательств.

Было ещё такое, что пациент напал на медбрата в палате, где лежали абсолютно адекватные нетяжелые пациенты. У одного из адекватных, из-за страха, что после того, как он расправится с медбратом — они будут следующие, случился сердечный приступ.

Еще один случай.

До реанимации я работала в отделении нейрохирургии в другой больнице, где лежат люди с различными травмами или опухолями головы.

Специфика людей с опухолями — это неадекватное поведение, так как опухоль располагается в различных местах и давит на участки мозга, отвечающие за наше поведение.

В одну прекрасную ночь пациент с таким диагнозом (опухоль головного мозга) вышел тайком из больницы. Зимой. В одном халате. Никто его не заметил и не остановил. Итог: его тело нашли в нескольких километрах от больницы в лесу.

А нашли его, потому что людей привлекла огромная стая собак, которая странно теснилась вокруг чего-то. Они рычали и кидались на людей, которые проходили мимо. Этим чем-то и оказался пропавший пациент. Его частично обглодали.

Я считаю, что не всех нужно реанимировать, тут даже закон на моей стороне.

По закону мы не должны реанимировать пациентов, находящихся на последних стадиях неизлечимых болезней таких, как ВИЧ, рак, но у нас в реанимации игнорируют это и продолжают таких пациентов реанимировать, подключают к аппарату искусственной вентиляции лёгких, тем самым продлевая мучения человека.

Каждое второе дежурство одна-две смерти будут точно. Отношусь абсолютно спокойно.

Это до такой степени стало обыденностью, что, когда мы готовим труп к отправке в морг (вытаскиваем все катетеры, отключаем от проводов всяких), я могу говорить на разные отвлеченные темы с коллегами и даже не замечать, что я мертвому человеку руки и ноги связываю. И так у всех. Я ни разу не видела, что бы кто-то был в шоке от смерти на работе.

Только если медсестры из других отделений некоторые.

Был случай: родственники прошли в реанимацию и пронесли телефон пациенту. Никто этот телефон не увидел из сотрудников. Пациент вечером сошел с ума немножко и позвонил в разные инстанции. В итоге приезжала полиция, выясняла кто его избил и издевался над ним, а позже была эвакуация больницы, потому что он сказал, что там бомба заложена.

Самая основная трудность — это, пожалуй, длинные рабочие смены, которые длятся по полтора суток и дольше, очень сложно держать себя в руках, не делать ошибок, не путать что-то.

Люди не должны столько работать без перерыва, подобный график только вредит и сотрудникам, и пациентам.

Ещё одна большая проблема в нашем отделении то, что начальство не расположено к привлечению и обучению молодых специалистов.

Нехватка кадров, мало, кто хочет работать так много и тяжело за такую зарплату, поэтому приходится выполнять двойную-тройную нагрузку, постоянно нехватка каких-либо медикаментов и так называемой одноразки (шприцы, катетеры).

Низкая заработная плата, не смотря на то что большой объём работ. И, пожалуй, абсолютная безнадежность, от происходящего.

Отделение в хорошем состоянии, лет 5-7 назад был сделан ремонт. Есть несколько новых аппаратов искусственной вентиляции легких, а остальное по-разному. Есть совсем убогая, еле дышащая аппаратура, есть средней паршивости, есть и нормальная. Никаких высоких технологий нет, конечно.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a7a5bec256d5c97287bdbfa/5d7391d51d656a00ae5badb0

Врач-реаниматолог:

Как долго человек может находиться в реанимации

— Александр Леонидович, вы всю жизнь в НИИ нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко, руководили отделением реаниматологии и интенсивной терапии и все знаете про боль. Существует ли болевой порог?

— Боль сигнализирует о каких-то нарушениях в организме. Поэтому это благоприятный фактор. А иногда боль вроде бы ничем не спровоцирована, явной причины нет. Вы, наверное, слышали про фантомные боли, когда у человека болит нога, которой нет. Не всегда надо бороться с болью.

В акушерстве, к примеру, обезболивают, но не беспредельно, чтобы не изменить всю биомеханику этого процесса. А бывает боль, которую надо убирать. Неконтролируемый болевой синдром может приводить к развитию шока, нарушению кровообращения, потере сознания и гибели человека.

На ощущение боли накладывается психогенный фактор. Если знаешь причину, боль переносится легче. А неизвестность, наоборот, усиливает страдание. Есть достаточно объективные признаки боли: повышение частоты сердечных сокращений, реакция зрачков, появление холодного пота, подъем артериального давления.

— А помните эксперимент Кашпировского, который «давал команду» больным, и им делали операции без наркоза?

— Под такое воздействие попадают люди с очень неустойчивой психикой. Но осознание того, что происходит, на самом деле помогает перенести боль, тормозит ее восприятие.

— Периодически появляются сообщения, что операции на головном мозге можно делать без наркоза. Действительно ли мозг человека к боли не чувствителен?

— Да, там нет рецепторов боли. Они находятся в твердой мозговой оболочке, надкостнице, коже. И раньше, вплоть до начала 70-х годов прошлого века, делали операции на мозге без наркоза. Пациент находился в полном сознании, использовалась только местная анестезия — новокаин, который вводили под надкостницу.

Потом делали разрез, специальной пилкой распиливали косточку.

На заре анестезиологии считалось, что наркоз при нейрохирургических вмешательствах не нужен, более того, вреден, потому что во время операции нейрохирург, разговаривая с больным, контролирует, к примеру, его координацию движений, ощущения (онемела рука, пальцы не работают), чтобы не повредить другие зоны. Я застал хирургов, которые любили так оперировать.

— Нейрохирургия мощно продвинулась вперед. Сегодня спасают больных, которых еще недавно посчитали бы безнадежными.

— Раньше ножевые ранения, проникающие в брюшную полость, считались смертельными, а сейчас, если не повреждены крупные сосуды, больного можно вытащить. Чтобы лечить человека, надо знать, какие у него предшествующие факторы, характер поражения и стадии заболевания.

Допустим, при тяжелой черепно-мозговой травме самая частая причина гибели больного — это кровопотеря и нарушение дыхания. Привозят человека в больницу, останавливают кровотечение, налаживают проходимость дыхательных путей, а болезнь идет дальше.

При тяжелой травме развивается отек мозга, который, в свою очередь, вызывает изменение сознания. Если проходит отек, следом возникают инфекционные осложнения: пневмонии, менингиты, пиелонефриты. Потом идут трофические нарушения. На каждом этапе больного подстерегает определенная опасность.

Поэтому хороший доктор должен знать этапы заболевания. Если на два шага опережаешь возможные осложнения, тогда получается хороший эффект.

— Вам приходилось лечить жертв массовых катастроф?

— Да, у меня есть такой опыт. Это были тяжелые огнестрельные, минно-взрывные ранения. После расстрела Белого дома в 1993 году к нам в Институт Бурденко поступило около 15 человек с проникающими огнестрельными ранениями головного мозга. Из них практически никто не выжил. В 2004 году случился Беслан.

К нам привезли примерно столько же больных с жуткими проникающими ранениями головного мозга — например, пуля вошла через глаз, а вышла из затылка, — или другие тяжелые ранения мозга. Никто из них не умер, и никто не вышел в стойкое вегетативное состояние. У нас появился опыт.

Мы стали многое понимать в лечении таких больных.

— Отделение реанимации — одно из самых затратных в любой больнице. То и дело требуются манипуляции, стоимость которых очень велика. К примеру, мощный антибиотик стоит от 1600 рублей за флакон, за сутки сумма составит около 5000 рублей, а ОМС покрывает полторы тысячи. Что делать?

— В нашей медицине сложилась ситуация, когда идет привлечение ресурсов различных фондов или родственников больных. Порой случаются немыслимые вещи. В одной клинике требовался препарат, который можно приобрести за 200 рублей, но закупали в два раза дороже, потому что учреждение, к которому привязана больница, продавало по завышенной цене.

Здравоохранение пытается уложиться в суммы, выделяемые на ОМС, но это, к сожалению, не удается. К счастью, больных, которые нуждаются в дорогостоящем лечении, не так много. Их 5–10 процентов, но на них уходит столько, сколько на всех остальных. К тому же они долго лежат. Они занимают примерно половину койко-дней отделения.

Если общая летальность полтора-два процента, то у них от 40 до 80 процентов.

Вот пациент пережил отек мозга, дышит на аппарате. По сути, он не является реанимационным. Потому что реанимация — место, где состояние больного неустойчиво, когда возникают осложнения и нужно проводить интенсивную терапию.

— Длительно лежащие больные по большому счету никому не нужны. Но и выписать в таком состоянии тоже вроде бы нельзя. Что с ними делать?

— Существуют специализированные методики лечения, рассчитанные на тех, кому реально можно помочь. В Германии есть огромный реабилитационный центр под Дрезденом на 1200 коек. Там 70 мест отведено для реанимационных пациентов с длительной искусственной вентиляцией легких и низким уровнем сознания.

Так вот 15 процентов умирают в силу тяжести основной патологии, примерно столько же «зависают» в стойком вегетативном состоянии, но у 70 процентов удается восстановить самостоятельное дыхание. Параллельно налаживают другие жизненно важные функции.

И тогда эти пациенты становятся мобильными, их уже можно переводить в реабилитационные центры.

— У нас тоже немало реабилитационных центров…

— Да, их полно, но проблема в том, что таких тяжелых пациентов с туманными перспективами туда не принимают. Лекарств им требуется много, время пребывания неопределенно долгое. Поэтому они никому не нужны. Что с ними делать? Берут больных, которые могут сами себя обслуживать.

Да, у кого-то плохо работает рука, у кого-то нога, а у кого-то проблемы с речью. С этими пациентами уже можно работать, но их ведь надо сначала привести в такое состояние.

Именно на этот контингент больных и будет ориентирован новый государственный научный лечебно-реабилитационный центр, который планируется открыть в конце 2015 года.

— То есть речь идет о больных, которые находятся в вегетативном состоянии?

— Обычно под вегетативным состоянием понимают тяжелые и необратимые формы нарушения сознания, не имеющие перспектив какого-либо улучшения. В то же время диагноз вегетативного состояния часто устанавливают не совсем обоснованно.

Для точной диагностики необходимы современная аппаратура, высококвалифицированные специалисты, современные методы воздействия на мозговую деятельность и… время. Часто под вегетативное состояние попадают пациенты, имеющие тяжелые, но отнюдь не безнадежные формы нарушения сознания.

Существует множество форм тяжелого нарушения сознания. У небольшой части больных (1,5–2%) после оперативных вмешательств на глубинных отделах мозга возникает это грозное осложнение. Человек вроде бы выходит из комы, начинает открывать глаза, реагировать на боль, но контакта с ним нет. То есть кора мозга не работает.

Когда, несмотря на проводимую терапию, это продолжается больше трех месяцев, говорят о стойком вегетативном состоянии.

С такими длительно лежащими реанимационными больными с нарушениями дыхания и низким уровнем сознания нужно заниматься с привлечением особых методик, предварительно отделив их от острых реанимационных больных.

задача — добиться отключения от аппарата искусственной вентиляции легких и появления первых признаков сознания. Если этого удается добиться, можно двигаться дальше. А стойкое необратимое вегетативное состояние — это уже социальная проблема. Когда человеку нельзя помочь, надо обеспечить ему достойный уход.

Существующие хосписы сегодня принимают только онкологических больных в терминальной стадии.

— Как вы думаете, сможет ли вернуться к нормальной жизни знаменитый гонщик Михаэль Шумахер? Он ведь вышел из комы.

— Что значит «вышел из комы»? Если он столько времени был в этом состоянии, могло произойти что угодно. Такая тяжелая травма бесследно не проходит.

— А у вас бывало, что пациент не выходил из наркоза?

— К сожалению, у каждого реаниматолога и у каждого хирурга есть свое кладбище. Уже потом, когда все произошло, начинаешь анализировать: если бы я сделал так, может быть, все пошло бы по-другому? Но уже ничего не сделаешь.

Была серия препаратов, которые потом забраковали из-за того, что они вызывали очень мощную аллергическую реакцию. Один больной погиб, потому что развился отек Квинке и, несмотря на все реанимационные мероприятия, спасти человека не удалось.

Конечно, если бы препарат вводили очень медленно, то, вероятно, больного можно было бы спасти.

— Вспоминается трагический уход Майкла Джексона, которому лечащий врач Конрад Мюррей сделал оказавшуюся смертельной инъекцию пропофола, за что отсидел срок в тюрьме. Несчастный случай или халатность?

— Это чистой воды халатность. Есть препараты, за приемом которых надо очень внимательно следить. Пропофол обычно используется для проведения внутривенной анестезии при кратковременных манипуляциях. Человек засыпает, не чувствует боли, но у таких препаратов есть побочный эффект — нарушение дыхания.

Пропофол воздействует на мозг таким образом, что человеку дышать не хочется. Если больному дают такое лекарство, за ним необходимо постоянно наблюдать, имея наготове все необходимые препараты для устранения гипоксии. Такие вещи, к сожалению, бывают. Провели какую-то мелкую операцию, больной просыпается, глаза открывает, на вопросы отвечает. Его оставляют и уходят.

А человек засыпает, дыхание останавливается, и он умирает от гипоксии.

— А вас никогда не обвиняли в смерти больного?

— У меня был другой случай еще в самом начале моей деятельности. Я был дежурным врачом в отделении, и меня срочно вызвали к ребенку. У него произошло нарушение дыхания.

Беру чемодан, вместе с медсестрой бегу в палату, провожу всякие реанимационные мероприятия, устанавливаю интубационную трубку, и ребенок открывает глаза! Выхожу гордый к родственникам: «Ребенок живой, переводим в реанимацию!» А мама мне говорит: «Доктор, а зачем вы это сделали? У него же опухоль неоперабельная…»

— Может быть, надо было дать этому ребенку спокойно уйти?

— Иногда бывают такие жуткие вещи. Поступил к нам однажды больной в крайне тяжелом состоянии. Когда он копался в двигателе грузовика, оторвалась лопасть вентилятора и попала ему в темя. Эта металлическая лопасть, размером сантиметров 15–20, прорубила череп до основания. А человек дышит, сердце бьется. Что делать с ним?

— Почему у нас не пускают родственников в реанимацию? Они сидят под дверью, не имея возможности поддержать близкого человека или проститься с ним.

— На мой взгляд, это неправильно — и я могу свою позицию обосновать. Родственники должны быть союзниками врачей в борьбе за больного. Это участие нужно, а с другой стороны, они не должны мешать работать врачам. Ситуация: пустили родственницу, она начинает гладить больного.

Спрашиваю: «Знаете, что может быть? Вы делаете массаж, а человек уже несколько дней без движения, хоть его и поворачивают, но гемодинамика нарушена. А если тромб образовался в вене и вы его сейчас протолкнете, будет тромбоэмболия легочной артерии!» Казалось бы, безобидная манипуляция. Лучше всего выделить время посещений — полчаса.

Этого вполне достаточно. Ну и, естественно, бахилы, халаты, маски.

— На Западе эти меры считают излишними, потому что страшнее внутрибольничной инфекции ничего нет.

— У больных, которые долго лежат в реанимации, неизбежно возникает устойчивая патогенная микрофлора — и это загрязнение разносится по всему отделению. Больницы являются рассадником устойчивой патогенной микрофлоры. Еще Пирогов говорил, что больницы через 5 лет надо сжигать. И строить новые.

— А хорошие истории в реанимации случаются — те, что из разряда чудес?

— Конечно. Идет обход. Больной, который долгое время находился в вегетативном состоянии, находится в специальной палате. Работает телевизор. Транслируют футбольный матч. У пациента глаза открыты, течет слюна. Он смотрит телевизор. Видит, не видит? Профессор-невролог хлопает этого пациента по плечу: «Какой счет?» — «Спартак ведет 2:1».

Другой случай. Меня пригласили на консультацию к больному, который впал в кому после операции. Удаляли желчный пузырь, что-то пошло не так. Развилась мощная инфекция, начался желчный перитонит. Мы смотрели этого больного с физиологом.

Мозг функционирует, назначили лечение. Прошло 10 дней, опять приглашают на консультацию. Доктора рассказывают, как на обходе обсуждали, где этому пациенту поставить еще один дренаж.

Вдруг он открывает глаза: «А я вам на это свое согласие не даю!»

Еще история. Женщина 36 лет с заболеванием головного мозга. Два раза была в коме, близкой к атонической. Произошло сдавливание ствола головного мозга, осложнение на глаза с потерей зрения. Приняли решение: будем делать все, что надо. Она пролежала больше года. А сегодня ходит, разговаривает, а ведь труп был стопроцентный. И таких случаев много.

Источник: https://www.mk.ru/social/2014/07/20/vrachreanimatolog-bolnicy-raz-v-pyat-let-nado-szhigat.html

Сколько дней лежат в реанимации

Как долго человек может находиться в реанимации

«Сколько дней лежат в реанимации» — именно этот вопрос мне часто задают люди, чьи родственники по разным причинам находятся в реанимации. Так вот сразу же скажу, что однозначного ответа на этот вопрос нет. Всё очень индивидуально. Человек может провести в реанимации от суток до нескольких месяцев и зависеть это будет от множества факторов:

  • состояния больного;
  • причины попадания;
  • сопутствующих заболеваний;
  • возраста, веса, индивидуальных особенностей.

Само по себе слово «реанимация» пугает, это связано и с поверхностными знаниями различных областей медицины (что для обычного человека абсолютно нормально), и еще с тем, что наши многоуважаемые СМИ очень часто еще больше запугивают людей искажая медицинские факты то ли по незнанию, то ли по своему журналистскому «призванию».

Моя специальность — анестезиология и реаниматология, я именно тот врач, по решению которого пациента переводят в отделение реанимации и именно тот, кто в дальнейшем наблюдает там пациента и принимает решение о выписке. Поэтому из первых уст расскажу что и как там устроено, почему и зачем мы переводим туда больных, какой там уход и какой прогноз можно дать, если Ваш родственник попал в отделение реанимации.

Про отделение реанимации

В крупных многопрофильных больницах существует множество различных отделений:

  • кардиологическое,
  • сосудистое;
  • отделение анестезиологии;
  • рентгенологическое отделение;
  • лаборатория;
  • и обязательно отделение реанимации.

Как устроено отделение реанимации?

В каждом отделении реанимации обязательно есть 1 врач реаниматолог на 6 коек и 1 медсестра на каждые 2-3 койки.

 Врач ведёт круглосуточное наблюдение, при необходимости он может вызвать любых специалистов других отделение для консультации. Здесь есть все необходимое оборудование и множество следящих систем.

В отделении реанимации проводится лечение основного заболевания по назначению врача, а также лечат нарушения дыхания и гемодинамики.

Почему пациентов переводят в реанимацию

Тяжелых пациентов переводят в отделение реанимации по согласованию с заведующим отделением.

Поводы для перевода:

  • основное заболевание (ухудшение состояние — нарушение дыхания, критическое нарушение кровообращения, спутанность или потеря сознания).
  • состояние после операции (если анестезиолог-реаниматолог заметил, что после оперативного вмешательства у человека не до конца восстановились жизненные функции, может быть принято решение о переводе в реанимацию, это минимизирует риски, а больной находится под наблюдением.
  • экстренные неотложные состояния — в отделение реанимации также могут поступать люди со скорой помощи (критерии те же) — острый инфаркт, инсульт, травмы, ожоги, обморожение, утопление.

Сколько человек может лежать в реанимации

Для того, чтобы Вы понимали насколько всё индивидуально, я расскажу несколько случаев из моей практики — Вы узнаете как и почему люди попадали в реанимацию и что происходило потом.

Есть стандартные сроки нахождения пациента в реанимации: Приказы, Распоряжения Минздрава. Но на деле это не всегда так. Все эти документы — красивая картинка, но реальная жизнь несколько отличается. Не всегда есть возможность у больницы держать пациента, например, с инсультом целый месяц — просто не хватает персонала.

Случай из практики: я работал в одном из подмосковных городов. Небольшая больница, там реанимация рассчитана только на двоих человек. в моё дежурство поступили муж и жена после ДТП (врезались в дерево). Я — один анестезиолог-реаниматолог, заменить некому.

У мужчины — разрыв селезенки, проведена экстренная операция, второй больной (женщина) в коме — помещена в реанимацию, переведена на аппаратном дыхании. Двое суток они находились под моим наблюдением, меня просто некому было заменить.

В первые сутки еще как-то возможно было работать, а вторые сутки не мог уже даже сидеть, потом только уже прислали бригаду и перевели пациентов в ближайшую более крупную больницу, после чего я смог завершить свою смену.

То, что показывают в кино — красиво и интересно, а вот в реальной жизни всё по-другому.

Также рекомендуем почитать:  Тромбоэмболия легочной артерии что это

Перевод в реанимацию при пневмонии

Не всех и не всегда при пневмонии кладут в реанимацию. При удовлетворительном состоянии возможно лечение в условиях стационара. Мы же рассмотрим случай тяжёлой формы пневмонии, при котором прямо показан перевод пациента в отделение реанимации, т.к. по всем признакам была серьезная угроза для жизни пациента.

Случай из практики. Меня вызвали в отделение терапии, туда пациент поступил с подозрением на пневмонию. Больной — мужчина, 42 года. При осмотре — одышка (30-40 дыханий в минуту), пульс примерно 120, артериальное давление 80/40, цианоз ногтевых пластин и носогубного треугольника, акроцианоз.

Состояние оцениваю как крайне тяжелое — перевожу пациента в реанимацию, немедленно начинаем реанимационные мероприятия. Ставим подключичную вену (в данном случае справа), начинаем наркоз.

Проводится интубация трахеи, пациент переводится на ИВЛ. Кроме этого обязательно ставим катетер в мочевой пузырь.

Катетер в мочевой пузырь ставится обязательно для контроля диуреза (объёма мочи). В норме должно быть не менее 30мл/час, также врач оценивает цвет мочи. Работа почек крайне важна!

Также берём остальные анализы, ЭКГ, рентген грудной клетки. Всё это делается для уточнения диагноза. В обязательном порядке контролируем правильность стояния интубационной трубки.

Чуть позднее ставим желудочный зонд для кормления (это не так срочно). Первоначальный диагноз был подтвержден. Состояние удалось стабилизировать.

 Пациент провёл в реанимации 5 суток, за это время проводилось лечение основного заболевания, которое назначил терапевт + то, что назначил реаниматолог.

На 6-е сутки проведена экстубация, больной пришёл в сознание, примерно двое суток ушло на восстановление. После того полного восстановления сознания и жизненно важных функций пациент переведен в палату с последующей выпиской.

Именно поэтому будьте бдительны, следите за своим здоровьем и своевременно обращайтесь за медицинской помощью.

Реанимация после кесарева сечения

В норме операция кесарево сечения продолжается около 30 минут. Она может проводится под наркозом или спинальной (эпидуральной) анестезией. Это зависит от пожеланий роженицы, ее индивидуальных особенностей и других факторов.

В каких случаях может потребоваться реанимация после кесарево сечения? Это может быть если состояние пациентки вызывает опасения у врачей, если во время операции что-то пошло не так или имело место какое-то осложнение.

Опять же случай из моей врачебной практики. Роддом, 9.30, женщина 29 лет, взяли dв операционную на плановое кесарево.Операция прошла успешно.

Состояние ребенка хорошее, мама в сознании, но её состояние вызывает у меня опасения (бледный цвет кожи, слабость).

В этот момент начинаются роды в соседнем отделении, зовут туда.

Эту пациентку я оставляю под наблюдением сестры-анестезиста. В том отделении всё благополучно, срочно зовут назад (к первой пациентке).

Также рекомендуем почитать:  Техника выполнения ИВЛ с помощью мешка Амбу

Женщина бледная, закатывает глаза, теряет сознание. Давление не определяется, пульс 140, ставлю подключичку, начинаем наркоз. Проводится операция, приглашены доноры для переливания теплой крови. 00.30 — завершение операции. Итог — удаление матки, пациентка жива.

Причина резкого ухудшения состояния — ДВС-синдром (диссеминированное внутрисосудистое свёртывание — проще говоря это очень редкий, динамический процесс, когда образуется большое число тромбов в сосудах в сочетании с несвёртываемостью крови, что приводит к многочисленным кровоизлияниям).

Никто не мог предугадать такого исхода, поэтому я хочу, чтобы каждый из нас понимал, что врачи — не Боги. И мы не можем ничего предсказать, каждый организм индивидуален и предугадать как он поведет себя при любом, даже небольшом вмешательстве — просто невозможно. Но наша задача сделать всё возможное, чтобы спасти жизнь пациента!

Реанимация после инсульта, инфаркта

Больные с инсультом в реанимации могут находиться до 21 дня. При стабильной гемодинамике и достаточном дыхании их переводят в профильное отделение.

Если наблюдается стабильное состояние, тогда уже их выписывают домой, и уход за ними уже осуществляют родственники.

При остром инфаркте, если после приступа прошло мене 6 часов больных берут экстренно в операционную в рентгенохирургическое отделение на операцию по ангиоплатике и стентированию. После проведения операции таких больных можно выписывать через 3-4 дня домой.

Зачем вводят в наркоз в реанимации

Очень часто можно услышать по телевизору или радио: «пациент введен в искусственную кому». Это не совсем так — пациент находится под наркозом, но не в «искусственной коме». Зачем мы даем наркоз? Во-первых, если Вы или Ваш родственник попадают в реанимацию — совсем необязательно, что он будет находится там под наркозом, но тяжелым пациентам — да, действительно мы делаем наркоз.

Цель — помочь пациенту справиться со всеми нарушениями в организме, ведь для того, чтобы быть в сознании ему нужно потреблять очень много энергии. В данном случае это просто лечебная процедура. Это управляемое врачебное вмешательство, которое облегчает работу дыхательных мышц и других органов.
Такое состояние может поддерживаться сколько угодно долго.

После обширных операций (например, на сердце, легких, при массивных травмах) однозначно пациентов переводят для дальнейшего лечения на продленную ИВЛ.

После относительно коротких и простых операций (до часа) — всё равно, если анестезиолог видит, что в конце операция нет восстановления элементов сознания, попыток дышать, наблюдаются перебои с сердечной деятельностью, перепады давления, тоже для уверенности и безопасности анестезиолог переводит пациента  в реанимацию.

Не стоит пугаться, если после операции человека перевели в реанимацию — там пациент находится под чутким контролем врачей и следящих систем, там очень хороший уход.

Почему туда не пускают родственников

Пускают, но очень редко. В основном всё-таки действительно врачи против того, чтобы туда приходили родственники.

Во-первых — это очень непростое зрелище для неподготовленного человека и мы не знаем как он поведет себя там.

В отделении (в одном помещении) лежат разные пациенты, разной тяжести, без одежды, кругом аппаратура, датчики, тревожные звуки. Это не то место, куда нужно приходить, сидеть, общаться.

(хоть именно так обычно и показывают в фильмах).

Врач должен быть всегда на готове — ведь в любой момент может возникнуть ситуация, когда требуется срочно проводить реанимацию пациенту, находящемуся там, присутствие посторонних при этом никому не нужно,

Также рекомендуем почитать:  Опухла губа после анестезии

Во-вторых, это риск инфекции. у Вас он будет даже выше, чем находящихся там больных..

Если Вас пустили в реанимацию

Если Вы получили одобрение на то, чтобы попасть к своему родственнику, который находится в тяжелом состоянии в реанимации, тогда постарайтесь соблюдать некоторые правила, назвать их простыми не берусь, т.к. понимаю, что для обычного человека это стрессовая ситуация.

  • Подготовьтесь морально и настройтесь на то, что Вы там увидите (подумайте несколько раз точно ли стоит туда идти — готовы ли Вы увидеть своего близкого человека совсем в другом виде).
  • Если Вы впечатлительны — от посещения стоит отказаться;
  • Не приносите ничего из дома (лекарства, еду) — это может быть смертельно опасно для пациента;
  • Общайтесь тихо, в отделении Вы не одни;
  • Будьте вежливы с медицинским персоналом и постарайтесь прислушиваться к их советам.

Уход за больными в реанимации

В отделении реанимации довольно хороший уход (конечно, есть случае, когда не всегда возможно всё провести в полном объёме и причина банальна — нехватка персонала).

  • проводится профилактика пролежней (массаж спины и других выступающих мест, там, где чаще начинаются пролежни), медсестры обязательно с определенной периодичностью переворачивают больного;
  • делается постуральный дренаж (это комплекс действия — постукиваний, поглаживаний и тд для удаления застоявшейся жидкости (слизи, мокроты) из дыхательных путей;
  • кормление через зонд у тех, кто не может глотать сам;
  • Внутривенное  вливание растворов, витаминов;
  • пациентам стригут ногти, протирают лицо, тело, в общем проводят все необходимые гигиенические процедуры.

Степени тяжести больных в реанимации

В любом случае определение состояние — это довольно субъективная оценка врача, но принято выделять следующие состояния по степени тяжести:

  • Удовлетворительное состояние — при нём пациента не переводят в реанимацию, а если он там находился, то выписывают и наблюдают в обычной палате. Жизни пациента ничего не угрожает. Болезнь протекает в легкой форме, либо наступает процесс выздоровления.
  • Средней тяжести — при этом признаки заболевания проявляются довольно выраженно, может быть принято решение о переводе в реанимацию для более тщательного контроля за жизненно-важными показателями. Может наблюдаться температура, слабость, бледность, но человек находится в сознании.
  • Тяжелое — состояние определяется как тяжелое, если наблюдается угнетение сознание, иногда человек может бредить, лихорадка, бледность кожных покровов, цианоз, человек не может сам себя обслуживать. Если Вам сообщают, что состояние стабильно тяжелое — что это значит? Это означает, что у пациента нет признаков улучшения.
  • Крайне тяжелое  — состояние, опасное для жизни, человек находится без сознания, бледная кожа, возможен холодный пот.

На этом, пожалуй, всё по этой теме, если у Вас остались вопросы, Вы можете задать их мне в форме ниже. Будьте здоровы.

Источник: https://vnarkoze.ru/skolko-dnej-lezhat-v-reanimacii/

Сколько времени лежат в отделении реанимации

Как долго человек может находиться в реанимации

  • 1 Специфика реанимационного состояния

Пугающее и настораживающее обывателя слово «реанимация» переводится как «оживление». Здесь происходит настоящая борьба за жизнь человека.

В этом отделении сутки не делятся на день и ночь: медицинские работники занимаются больными каждую минуту. Реанимация – закрытая зона больницы. Это вынужденная мера, которая необходима, чтобы никто и ничто не отвлекало врачей от спасения человеческой жизни.

Ведь кто-то из пациентов так и не сможет выйти из холодных реанимационных стен.

Родственники таких больных волнуются, ведь они не знают, сколько времени лежат в реанимации. Как проводится реанимационное лечение, с какими факторами связано длительность пребывания больного в «спасательном» отделении, узнаете из нашей статьи.

Специфика реанимационного состояния

Реанимация – отделение больницы, где проводят экстренные действия, устраняющие нарушения жизненно важных функций организма. Сколько дней проведет пациент между жизнью и смертью, ответить не сможет никто. Сроки восстановления всегда индивидуальны и зависят от вида травмирования, состояния больного и наличия сопутствующих осложнений, появившихся после травмы.

Например, после операции был восстановлен ток крови и самостоятельное дыхание. Однако на этом этапе диагностируется осложнение: отек мозга или инфекционное поражение. Поэтому контроль над состоянием больного в отделении интенсивной терапии будет продолжаться до тех пор, пока не будут устранены все осложнения. После этого пациента переведут в обычную палату.

Важно понимать, что родственники, знакомые и друзья не могут навещать больного в реанимационном отделении. Это правило распространяется на всех посетителей за редким исключением. Расскажем почему.

Все посетители приносят на своей одежде, теле и руках множество бактерий и вирусов. Для здорового человека они абсолютно безопасны. А вот для больных в тяжелом состоянии они станут причиной сложнейшей инфекции. Более того, сами пациенты могут заразить посетителей.

В общем реанимационном зале находится несколько больных. Их местоположение не зависит от полового признака: пациенты раздеты и подключены к многочисленной аппаратуре.

Не все смогут спокойно отреагировать на такой внешний вид близких им людей. Поэтому людям, переживающим за состояние родных, нужно дождаться, когда больных переведут в терапию.

Там уже можно будет нормально общаться, регулярно посещая друзей и родственников.

Рассмотрим особенности реанимационного лечения у пациентов, у которых критическое состояние здоровья связано с самыми распространенными патологиями: инсультом и инфарктом.

Инсульт

Инсульт – опасное изменение в кровяном обращении мозга. Он не щадит ни женщин, ни мужчин в любом возрасте.

При этом 80 % случаев развития инсульта характеризуется патологией ишемического характера и только 20% – геморрагической разновидностью.

Предугадать, когда произойдет само кровоизлияние в мозг, невозможно: течение патологии уникально для каждого больного. Поэтому в реанимации после инсульта каждый пациент находится разное время.

Сколько инсульт «заставит» человека находится в больнице, зависит от нескольких факторов:

  • Локализация и размер поражения мозговых тканей;
  • Тяжесть симптоматики;
  • Наличие или отсутствие коматозного состояния;
  • Функционирование систем и органов: дыхания, сердцебиения, глотания и других;
  • Возможность рецидива;
  • Наличие сопутствующих заболеваний.

Как видим, находиться в реанимационном отделении больной будет столько, сколько того требует его состояние. Находящихся в отделении больных ежедневно тщательно обследуют, вынося вердикт об их дальнейшем нахождении в больнице.

Следует отметить, что при патологических изменениях мозга находиться в реанимации пациенту положено 3 недели. Это время нужно для врача, чтобы он смог отследить возможные рецидивы и предотвратить их.

Общая стандартизация лечения инсульта предусматривает месяц. Такой срок утвержден Министерством здравоохранения для полного восстановления больного. Однако в индивидуальном порядке срок терапии продлевается, если будет установлено, что больной нуждается в дальнейшем лечении и реабилитации.

Терапия инсульта включает в себя 3 этапа.

Первый терапевтический курс состоит из базовых лечебных мероприятий:

  • Наладить функционирование органов дыхательной системы;
  • Откорректировать гемодинамику;
  • Устранять повышенные показатели температуры тела и психомоторные нарушения;
  • Бороться с отеком мозга;
  • Осуществлять правильное питание и уход за пациентом.

После восстановления первичных функций организма следует дифференцированное лечение. Оно зависит от вида инсульта и состояния пациента.

Геморрагический инсульт:

  • Устранить отек мозга;
  • Откорректировать показатели внутричерепного и артериального давления;
  • Оценить необходимость оперативного вмешательства.

Ишемический инсульт:

  • Восстановить хорошее кровообращение в тканях мозга;
  • Улучшить метаболизм;
  • Устранить проявления гипоксии.

Чем больше пораженный очаг в тканях мозга, тем больше времени понадобится больному на восстановление.

Также родственники должны знать, что происходит с больным, когда он впадает в кому. Это опасное осложнение возникает только в 10 % случаев.

Коматозное состояние возникает из-за мгновенного расслоения сосудов головного мозга. Сколько времени оно продлится, не знает никто.

Поэтому в этой ситуации важно быстро оказать квалифицированную неотложную помощь и обеспечить регулярное наблюдение за состоянием пациента.

Диагностическая и корректирующая терапия при коматозном состоянии состоит в таких действиях:

  • С помощью постоянного аппаратного мониторинга отслеживается функционирование жизненно важных органов и систем человека;
  • Используются мероприятия, направленные против пролежней;
  • Питание пациента обеспечивается с помощью зонда;
  • Пища перетирается и подогревается.

Обратите внимание!

Если пациент находится в крайне тяжелом состоянии, показано его введение в искусственную кому. Это нужно, чтобы в экстренном порядке провести хирургическое вмешательство на головном мозге.

После того, как больной придет в себя, терапию направляют на борьбу с последствиями приступа: восстановление речи и двигательной активности.

Поводом для перевода в общую палату являются такие улучшения в самочувствии пациента:

  • Стабильные показатели пульса и артериального давления за час диагностики;
  • Наличие самостоятельной возможности дышать;
  • Полное осознание обращенной к нему речи, появившаяся возможность контактировать с лечащим врачом;
  • Полное исключение рецидива.

Лечение проводят в неврологическом отделении. Терапия состоит из приема медикаментозных средств и восстановительных упражнений, направленных на развитие двигательной активности.

Инфаркт

Самое опасное последствие заболеваний сердца – инфаркт миокарда. Тяжелая патология требует постоянного наблюдения медиков, сроки которого зависят от тяжести и критичности состояния.

Как правило, инфаркт и все другие сердечные недуги требуют реабилитационных мер в течение 3 суток с начала приступа. Затем в общей палате начинается восстановительная терапия.

Лечение проблем, связанных с сердцем, проходит 2 этапа.

Обратите внимание!

7 дней после приступа – самое критическое и опасное время для жизни больного. Поэтому крайне важно провести в больнице ему несколько недель, чтобы полностью устранить возможные негативные последствия приступа.

Острый приступ инфаркта требует реанимационных действий. Они направлены на обеспечение миокарда кислородом, чтобы сохранить его жизнеспособность. Пациенту прописывают такое лечение:

  • Полный покой;
  • Анальгетики;
  • Снотворное;
  • Лекарства, снижающие частоту пульса.

Первый день реанимации – важный для дальнейшего лечения. В эти сутки решается необходимость в использовании таких видов хирургического вмешательства:

  • Установка катетера в сердце;
  • Расширение или сужение травмированного сосуда;
  • Аортокоронарное шунтирование (помогает восстановить кровоток).

Обязательно показано введение препаратов, купирующих образование тромбов.

После восстановления нужного функционирования сердечной мышцы больной переводится в кардиологическое отделение для прохождения дальнейшей терапии. Затем лечащий врач предоставит план реабилитационных действий, с помощью которых сердечная деятельность вновь возобновится в естественном режиме.

Длительность восстановительного периода зависит от таких факторов:

  • Своевременности неотложной помощи при приступе;
  • Возрастная категория (лица старше 70 лет переносят инфаркт тяжелее);
  • Наличие или отсутствие осложнений;
  • Вид инфаркта;
  • Возможность развития осложнений.

Выписка пациента из больницы производится только в том случае, если состояние больного соответствует таким показателям:

  • Полное восстановление сердечного ритма;
  • Не выявлено никаких осложнений.

Период восстановления после реабилитационного лечения продолжается и после выписки из больницы. Пациент должен сменить образ жизни, правильно чередуя периоды отдыха и физической активности. Важно полностью пересмотреть вопросы питания, отказаться от вредных привычек. Период реабилитации лучше продолжить в условиях санаторно-курортного лечения.

Источник: https://ProPomosch.ru/reanimatsiya-i-vosstanovlenie/skolko-lezhat-v-reanimatsii

CardioJurnal.Ru
Добавить комментарий